Почему дети не должны ничего знать о сексе родителей. И о своём рассказывать тоже

Это мило, когда ваш ребёнок, доверчиво прислонясь к вашему плечу, просит: «Расскажи, как ты была маленькой». Педагогически верно, что вы рассказываете первокласснику о своём детстве. Но когда ваша крошка испытующе смотрит и ждёт, что вы позволите ей (любого пола крошке) ехать с ночёвкой на дачу к однокласснику, захлопните рот и остановите душераздирающий рассказ о вашем первом сексуальном опыте.

Потому что это абсолютное табу, запрет, нельзя. Дети не должны знать подробности интимной жизни родителей.

Что это означает на практике?

А вот что.

Дверь в родительскую спальню должна быть закрыта на замок, чтобы никакой любопытный глаз не мог «случайно» засвидетельствовать, что мама и папа всё ещё пылко любят друг друга. Одно дело — догадываться и подозревать, с обожанием смотреть, как родители целуются при встрече и прощании. И втискиваться между ними во время семейного просмотра мультиков, чувствуя надёжное тепло со всех сторон. И опираться на их сплетённые руки. И совсем другое — своими глазами увидеть соитие. Психика маленького ребёнка не может это вместить, поэтому дети дошкольного и школьного возраста обычно вытесняют, выбрасывают из памяти увиденное, или сильно пугаются. Подростки уже не пугаются, но могут быть сильно смущены или шокированы, даже если отрицают этот факт. Потому что, ещё раз повторю, участие детей любого возраста в сексуальной жизни родителей категорически запрещено во всех культурах. А наблюдение — тоже участие.

То же самое правило распространяется и на рассказы. Дети не должны быть в курсе, сколько абортов сделала мама между рождением старшего и младшего ребёнка. И всучить 13-летней дочери пачку презервативов перед дверью автобуса, который увозит её в пионерский лагерь, — преступно. Даже если отец (тем более, отец!) сожалеет, что ему эту пачку никто не впихнул «тогда». Все эти действия квалифицируются однозначно: соблазнение. Втягивание насильно детей туда, где им совершенно нечего делать.

Теперь в обратную сторону.

Когда отношения ребёнка со сверстниками становятся не просто дружескими, а отчётливо любовными, ваша роль сводится к выслушиванию, киванию, угуканью и периодическому вытиранию слёз. Вы не можете ни о чём расспрашивать в деталях. Но при этом каким-то магическим способом должны быть в курсе, чтобы не пропустить начало проблем.

Умные и грамотные родители вдалбливают в головы своих резвых детей информацию о контрацепции и гигиене до того, как все начнётся, лет в 12-13. Потом будет поздно

Я, в общем-то, против подросткового секса и придерживаюсь старомодных взглядов на психическую зрелость и готовность. Но кто нас будет слушать и спрашивать! Но даже со взрослыми, совершеннолетними детьми позиция родителей должна быть однозначно закрытая: я готова тебя, ребёнок, выслушать, ответить на вопросы, если они будут, подсказать, отвести к врачу, если попросишь, но ни при каких обстоятельствах не буду делиться подробностями своей интимной жизни. Да и о твоих постельных делах предпочла бы не знать, для этого существуют подруги и друзья, врачи, соцсети, в конце концов. Родители и дети связаны такими отношениями, в которых секс, даже в виде намёка, подколки, как-бы-заботы должен быть исключен.

Иначе получим всю коллекцию анекдотов о еврейской мамочке («как она лежит, мальчику же неудобно!»). Это в каком-то роде инцест, хоть и в психологическом виде. Так что держите символическую и реальную дверь в вашу спальню закрытой. Так здоровее.

Источник