Просмотров: 1009

Империя боли. История компании, заработавшей миллиарды на опасном лекарстве

Братья Артур, Мортимер и Раймонд Сэклеры родились в Бруклине.

Согласно Forbes, Сэклеры являются одной из самых богатых семей Америки с общим капиталом в тринадцать миллиардов долларов — больше, чем у Рокфеллеров или Меллонов. Большая часть богатства Сэклеров была накоплена только в последние десятилетия, но источник их богатства малоизвестен большинству людей.

Сэклеры почти никогда публично не говорят о семейном бизнесе, Purdue Pharma — частной компании, базирующейся в Стэмфорде, штат Коннектикут, которая разработала обезболивающий препарат Оксиконтин. После его выпуска, в 1995 году, препарат был воспринят как медицинский прорыв, как препарат, который поможет пациентам, страдающим от умеренной и сильной боли. Продажа препарата принесла около 35 миллиардов долларов дохода.

Но Оксиконтин — спорный препарат. Его единственным активным ингредиентом является оксикодон, полусинтетический опиоид, который в два раза эффективнее морфина. В прошлом врачи неохотно назначали сильные опиоиды — за исключением назначений при острой боли у онкобольных и в качестве паллиативной помощи в конце жизни — поскольку синтетические наркотики, полученные из опиума, известны своими аддиктивными свойствами. Немногие лекарства так же опасны, как опиоиды.

Purdue запустил препарат Оксиконтин с маркетинговой кампанией, направленное на изменение отношения врачей к назначению подобных препаратов. Компания финансировала исследования и работу врачу, чтобы опасения по поводу опиоидной зависимости были сведены на ноль и Оксиконтин воспринимался как безопасный препарат для лечения широкого спектра заболеваний. И компании это удалось.

С 1999 года двести тысяч американцев умерли от передозировок Оксиконтин и другими опиоидами, отпускаемыми по рецепту. Многие из тех, кто принимал препараты, затем переключились на героин. Согласно статистике, четыре из пяти человек, которые сегодня принимают героин, начинали с рецептурных обезболивающих. Самые последние данные из Центров по контролю и профилактике заболеваний гласят, что сто сорок пять американцев умирают каждый день от передозировки опиоидами.

Основным направлением рекламной кампании было то, что Оксиконтин следует назначать не только для тяжелой кратковременной боли, связанной с хирургией или раком, но также и для менее острой, продолжительной боли: артрит, боли в спине, спортивные травмы, фибромиалгия. Количество условий, которые Оксиконтин мог лечить, казалось почти неограниченным.

Компания заплатила нескольким тысячам клиницистов за посещение медицинских конференций и презентаций, в которых говорилось о достоинствах препарата. Внутренние записи компании показывают, что врачи, которые посещали эти семинары в 1996 году, выписывали рецепты на Оксиконтин более чем в два раза чаще, чем те, кто не посещали. Компания рекламировала препарат в медицинских журналах. Purdue также выпустил рекламные видеоролики с участием довольных пациентов, таких как строительный работник, который рассказывал о том, как Оксиконтин облегчил хроническую боль в спине, позволив ему вернуться на работу.

Оксиконтин приносил миллиард долларов в год.

Почти сразу после выпуска препарата появились признаки того, что люди злоупотребляют им. На предупреждающем ярлыке, который прикреплялся к каждому рецепту, говорилось: «Растворение, жевание или дробление таблеток Оксиконтин может привести к быстрому высвобождению вещества и поглощению потенциально токсичной дозы».

Компания не признала, что препарат вызывает привыкание. Вместо этого она настаивала на том, что единственная проблема заключалась в том, что пациенты не принимали Оксиконтин по указанию.

Со временем врачи, которые назначали препарат, начали сообщать, что пациенты приходят к ним с симптомами отмены (зуд, тошнота, лихорадка) и просят больше лекарства. В ответ на это, была написана статья в 1989 году, в которой указывался термин «псевдо-зависимость». Псевдо-зависимость «кажется похожей на наркоманию, но вызвана неумолимой болью».

В июле 2001 года Ричард Блюменталь, который тогда был генеральным прокурором штата Коннектикут, написал Ричарду Сэклеру. «Меня все больше тревожит проблема злоупотребления Оксиконтином», — начал он, ссылаясь на смертельные случаи передозировки, наркоманию, грабежи в аптеках и «удивительный рост государственного финансирования», который использовался для оплаты рецептов Оксиконтина через Medicaid и Medicare. Он призвал «пересмотреть и реформировать» маркетинг препарата. Сэклер проигнорировал его рекомендацию.

В августе 2010 года Purdue спокойно заменил Оксиконтин препаратом, который имеет едва заметные отличия. Были предоставлены патенты на переформулированную версию Оксиконтина. Компания получила одобрение F. D. A. для переформулировки, в частности, путем рекламирования якобы безопасного нового продукта. Патент на оригинальный Оксиконтин истек в 2013 году.

Многие люди остаются зависимыми от переформулированного Оксиконтина и продолжают получать рецепты на препарат. Эти люди покупают наркотик на законных основаниях.

Есть один ужасный парадокс в истории Оксиконтина: оригинальная формулировка создала поколение, зависимое от таблеток; переформулировка заставила молодых пациентов отказаться от препарата и помогла создать поколение, зависимое от героина. Недавняя статья группы экономистов, описывающая драматический всплеск передозировок героина с 2010 года, называется «Как переформулировка Оксиконтин спровоцировала эпидемию приема героина». Было опрошено двести сорок четыре человека, которые злоупотребляли Оксиконтином. После переформулировки было установлено, что каждый третий переключился на другие наркотики. Семьдесят процентов этой группы обратились к героину.

Семья Саклера и Purdue Pharma могли взять на себя ответственность: извиниться за свою роль в развязывании национальной катастрофы, отметив, что в течение многих лет они опирались на ряд ошибочных предположений о безопасности Оксиконтина. Но компания продолжает активно бороться против любых мер, которые могли бы ограничить распространение приема препарата.

В прошлом году C. D. C., который официально объявил о опиоидной эпидемии в 2011 году, представил первый набор руководящих принципов, которые помогут уменьшить назначение сильных болеутоляющих средств, таких как Оксиконтин. «Опиоиды не следует рассматривать как лечение первой линии или рутинную терапию при хронической боли», — говорится в рекомендациях врачам.

Нынешняя статистика показывает, что за время, которое, вероятно, понадобилось вам на прочтение этой статье, шесть американцев умерли от передозировки опиоидами.

Источник